Alice the Antipode (melbaa) wrote,
Alice the Antipode
melbaa

Category:

NGV Sesquicentennial

В минувшие выходные Национальная галерея Виктории отмечала свой 150-летний юбилей. Это самая старая художественная галерея в Австралии. Трудно отыскать в мире другой такой город, который обзавелся бы собранием изящных искусств на двадцать шестом году жизни. Но в 19 веке, вскормленном эпохой Просвещения, город не мог считаться по-настоящему развитым, пока в нем не было библиотеки, университета и музея. Амбициозному Мельбурну очень хотелось быть развитым, так что к началу 1860-х в нем было все вышеперечисленное – и даже более того.



Начнем, по традиции, с самого начала. В 1859 году правительство Виктории выделило две тысячи фунтов для покупки произведений искусства, и коллекция начала постепенно расти. Парадоксально, но поначалу среди приобретенных экспонатов не было ни одной картины – только фотографии архитектурных сооружений, медали, монеты и слепки с античных статуй. В те времена считалось, что эстетика классицизма – лучшее средство для воспитания в человеке чувства прекрасного. Молодая колония, населенная простым, грубоватым народом, отчаянно нуждалась в духовном развитии, и 24 мая 1861 года, в день рождения королевы Виктории, галерея была торжественно открыта.



Коллекция поселилась в здании Публичной библиотеки. К моменту открытия галереи здание было еще не достроено (собственно, оно не было достроено никогда) и выглядело так:



Выставка имела большой успех у зрителей, и руководство решило, что теперь публика достаточно подготовлена, чтобы смотреть картины %) Первая партия прибыла в 1864 и разместилась в новом зале, на первом этаже все той же библиотеки. Часть картин была привезена из Лондона, но большинство работ принадлежали кисти местных художников. Патриотизм был тут ни при чем, просто «настоящее» (читай: импортное) искусство стоило дороже. Мало кто из британских художников соглашался продавать свои работы за 200-300 фунтов. Тем не менее, начало было положено, и народ валом повалил в новенькую галерею.



Почетное право называться первой австралийской картиной, купленной специально для галереи, принадлежит пейзажу “Buffalo Ranges” художника Николаса Шевалье (Nicholas Chevalier). В то время еще не подросло поколение художников, родившихся в Австралии, так что все местные работы были написаны иммигрантами и путешественниками. Шевалье был наполовину швейцарцем, наполовину русским и родился в России. На конкурсе, где отбиралась лучшая картина для галереи, художник победил с большим отрывом, но, честно говоря, оторваться было немудрено. Конкурсные работы описывались критиками как «хуже, чем посредственные» и «годные разве что для комнаты страха». Да и сам победитель не был очень уж обласкан: не все оценили его работу высоко, а члены комиссии даже попросили художника внести изменения в картину. Шевалье оказался сговорчивым, и «Горы Баффало» до сих пор гордо висят в галерее.



Вообще, руководство галереи было чрезвычайно консервативно в своих вкусах. Самым лучшим в викторианскую эпоху считалось то искусство, которое могло преподать зрителю некий нравственный урок, посеять в его душе высокие помыслы. И, разумеется, это должно было быть искусство Старого Света: яйца курицу не учат, а там, в цивилизованном мире, наверняка знают, как надо.



Альбрехт Шенк (Albrecht Schenck) «Страдание»

Но руководство и публика стоили друг друга. Мельбурн, наряду с Аделаидой, был одним из самых консервативных и религиозных городов тогдашней Австралии. С таким зрителем держи ухо востро, не то огребешь за аморальность!



Собственно, это и произошло, когда в 1880-е галерея взяла напрокат знаменитую теперь уже «Хлою». Это событие совпало со смелым нововведением руководства: галерея начала работать по воскресеньям, что для пуританского Мельбурна было почти революцией. Разумеется, произошел скандал, и картину убрали от греха подальше.



Несмотря на скудное финансирование, коллекция постепенно росла. Она занимала уже несколько залов, и жители Мельбурна могли с гордостью посылать родным и друзьям вот такие открытки. Здание, кстати, проектировалось по образцу Британского музея.



Один из новых залов, построенных в годы экономического бума – галерея Макартура.



В начале 20 века галерея получила поистине царский подарок. Альфред Фелтон, бизнесмен, филантроп и коллекционер живописи, был и остается такой же важной фигурой для местного искусства, как Сидни Майер – для музыки. Фелтон был богатейшим человеком, но семьи он не имел, а в быту отличался скромностью. Все свое состояние он завещал благотворительным организациям и галерее. Последней досталась умопомрачительная сумма: в пересчете на нынешние деньги – несколько десятков миллионов долларов. Национальная галерея Виктории в одночасье стала одной из богатейших в мире. В ее коллекции появились работы Рембрандта и Тьеполо, акварели Уильяма Блейка и подлинные артефакты древности. Даже сейчас, через сто с лишним лет после смерти Альфреда Фелтона, его наследство приносит плоды: многие картины по-прежнему покупаются на средства из этого фонда. На свой юбилей галерея получила более ста новых картин – в основном произведения аборигенских художников.



Портрет Альфреда Фелтона работы Джона Лонгстаффа (John Longstaff)

Кроме собственно галереи, библиотеки и музея, в здании с античным портиком ютилась художественная школа. Со времен своего основания в 1870 и до начала 20-го века она была лучшей в Австралии. Ведущие художники страны – Фредерик Маккабин, Том Робертс, Артур Стритон, Руперт Банни и другие – учились именно здесь. В двадцатые годы, с приходом модернизма в Австралию, центр искусства переместился в Сидней.

А я все равно покажу фотографию 1950-х, потому что она мне ужасно нравится :)



Студентки мельбурнской школы искусств (фото: Frank Grant)

Вернемся к галерее. Разговоры о том, что надо бы, наконец, построить собственное здание, велись давно. Но вмешалась Великая депрессия, затем Вторая мировая война, и лишь в конце пятидесятых дело сдвинулось с мертвой точки. Сначала были поиски идей, изучение примеров того, как строятся современные музеи в других странах. Затем наступил год столетия Национальной галереи – и именно в этот год планы были оглашены. В качестве места выбрали участок на южном берегу реки, вдоль бульвара Сент-Килда-роуд. Когда-то его занимал цирк и другие аттракционы, а затем парковка.

Макет будущего здания. Слева – шпиль Арт-центра.



Архитектора Роя Граундса (Roy Grounds) вдохновили итальянские палаццо и средневековые замки, но он хотел, чтобы в результате получилось здание, которое могло появиться только здесь, и нигде больше. Глухие бетонные стены обшиты панелями из местного базальта – это истинно мельбурнский камень. Среди оригинальных решений, которыми может похвастаться здание – первая в Австралии «водяная стена» (ее ужасно любят дети и туристы):



...и Большой зал с витражным потолком (автор – Леонард Френч).



Фото: John Dalkin

Для того, чтобы перевезти в новое здание всю огромную коллекцию, понадобилась уйма времени. Семь месяцев заняла упаковка: ни одно произведение искусства не должно было пострадать при транспортировке. А затем, каждую ночь в течение пяти недель, грузовик с эскортом полицейских курсировал по Свонстон-стрит, благо было недалеко :)

Фото ниже сделано в год открытия галереи – в 1968.



Я обещала рассказать о праздновании юбилея. Я помню %) Но прежде надо добавить еще пару слов. В 2002 году Национальная галерея Виктории разделилась: австралийское искусство переехало на площадь Федерации, а здание на Сент-Килда-роуд было расширено и отдано целиком под иностранные экспозиции. Так что празднование проводилось сразу в двух местах, и, чтобы не разорваться, мы ездили и в субботу, и в воскресенье.



Я честно не знаю, к чему тут «Руслан и Людмила» %)

Программа была обширной: показ фильмов об истории галереи, интересные лекции об отдельных картинах, туры по экспозициям с замечательными гидами, а также живая музыка.



Раньше я ходила в основном в ту галерею, где зарубежное искусство (вот здесь можно почитать про один из моих культпоходов). А тут вдруг заново открыла для себя австралийских художников. Вчера мы провели в галерее на площади Федерации почти три часа, и за это время едва успели осмотреть всего один зал. Рассказывать об этом можно долго, а лучше всего, если есть возможность – сходить туда самому. В галерее представлены все этапы развития австралийской живописи: от классических пейзажей в стиле барбизонской школы до самобытного местного сюрреализма и новейших экспериментов с материалами и техникой. Много аборигенского искусства, включая картины современных художников. Гид рассказала нам очень любопытную вещь: как известно, письменности у местных аборигенов не было, но надо же как-то передавать жизненно важные знания – в частности, о том, где находить воду. Для этого придумывались песни, которые было легко запомнить – вроде мнемонических стишков про охотников с фазанами. И эти песни передавались из поколения в поколение.

Закидывать вас репродукциями картин я сейчас не буду – может, как-нибудь потом. Лучше покажу образчики прикладного искусства, поразившие мое воображение. Вот, например, наградной кубок для победителя скачек. Я не представляю, как его можно поднять – только если лошади на хребтину: она же выиграла %)



Детали на кубке проработаны с умопомрачительной тщательностью. Вот целый ипподром с жокеями и зрителями на трибуне. Все сделано из серебра.



Таких кубков на выставке очень много – просто глаза разбегаются. Есть также любопытная колониальная ювелирка. Очень многие украшения, сделанные на волне «золотой лихорадки», имели непривычные для нас-нынешних мотивы: например, кирки и лопаты. Вот эта брошь в популярном стиле сделана в Западной Австралии, где золото нашли в конце 19 века.



Одним словом, Национальной галерее Виктории есть чем похвастаться. Кстати, приставкой «национальный» в 19 веке щеголяли галереи почти всех крупных городов Австралии, но после объединения колоний в Федерацию все отбросили эту приставку. Все, кроме нашей %) Многим это не нравилось, но галерея не сменила вывеску даже после того, как была основана ее тезка в Канберре. Я думаю, такой почтенной даме, отметившей недавно полуторавековой юбилей, можно простить все :)

С днем рождения!

Tags: Мельбурн, австралийское, архитектура, впечатления, живопись, музеи, прогулки в прошлое
Subscribe

  • Зимнее настроение

    А у нас продолжается чудесная зима, и мне хочется, чтобы она еще долго-долго не заканчивалась. Я уже когда-то писала, за что люблю австралийскую…

  • Маленькие странности мельбурнского запада

    В Мельбурне заканчивается осень, дни стоят солнечные и относительно теплые, а ночами температура падает до нуля и на траве лежит иней. А нас тем…

  • Один чудесный день в Алтоне

    Нечасто случаются такие вылазки из дома, когда удается совместить и посещение исторического/культурного объекта, и выгул собак до полного…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments

  • Зимнее настроение

    А у нас продолжается чудесная зима, и мне хочется, чтобы она еще долго-долго не заканчивалась. Я уже когда-то писала, за что люблю австралийскую…

  • Маленькие странности мельбурнского запада

    В Мельбурне заканчивается осень, дни стоят солнечные и относительно теплые, а ночами температура падает до нуля и на траве лежит иней. А нас тем…

  • Один чудесный день в Алтоне

    Нечасто случаются такие вылазки из дома, когда удается совместить и посещение исторического/культурного объекта, и выгул собак до полного…