Alice the Antipode (melbaa) wrote,
Alice the Antipode
melbaa

Como House: путешествие в прошлое

Поскольку темнеет сейчас рано, а встать до полудня не получается из-за совиного образа жизни, за одну прогулку успеваю посмотреть не так много, как хотелось бы. Для того, чтобы облазить район South Yarra, мне, видимо, понадобится не меньше трех путешествий. Первое было вчера. А сегодня я добралась до того же белого моста Church Street и пошла дальше вдоль реки, надеясь попасть на остров, где, согласно карте, дают скульптуры. У паромной переправы меня ждало разочарование в виде ее (переправы) графика работы: только в выходные. Иными же путями на остров не попасть. Но у меня оставался еще Como House.

Погода, кстати сказать, не очень располагала к пешим прогулкам: дул ветер и почти постоянно, с той или иной интенсивностью, шел дождик. Но охота пуще неволи.

Como Park, названный по расположенной рядом викторианской достопримечательности, включает в себя так называемый Oval – площадку для командных игр, – немного деревьев, часть пушки и «свинскую» скамейку, почему-то посвященную бывшему мэру района и его вкладу в общественную жизнь.







Сейчас, видимо, не сезон для игр, и в парке гуляют с собаками.
Видела удивительное дерево – к сожалению, не знаю, как оно называется эвкалипт оно называется, балда. На нем растут цветы, какие-то зеленые плоды, а также нечто, похожее на кувшинчики.



Немного поодаль, уже за пределами парка, находится сам Como House, о котором я была наслышана давно. Поскольку дождь усилился, я сочла за благо не гулять по садику вокруг дома за 4 доллара, а пойти внутрь за 12. И нисколько не жалею.

Этот дом, построенный в середине 19 века, повидал за сто лет несколько поколений жильцов, после чего был передан государству как национальное достояние. Сейчас в нем можно увидеть потрясающие интерьеры конца 19 – начала 20 века и представить, как жили тогда люди.

Белоснежное здание выглядит поистине воздушным. Этот стиль называется колониальным, он был весьма популярен здесь в викторианскую эпоху.





Дом сменил несколько владельцев и с каждым претерпевал существенные изменения. Первый владелец, некий мистер Уильямс, адвокат, чьим именем теперь названа здесь большая улица, построил небольшой одноэтажный дом и прожил в нем со своей семьей несколько лет. Ему дом обязан своим именем: если я правильно помню, Комо – это местность в Италии, где мистер Уильямс сделал предложение своей будущей жене (какой романтик!). Однако вскоре адвокату, работавшему в Сити, стало тяжеловато добираться каждый день туда-сюда, и он переехал с семейством поближе к центру.

Последующие владельцы надстроили вначале второй этаж, а потом дополнительно расширили здание. Сколько в доме комнат – я даже не пыталась сосчитать. Немыслимое количество спален (детей тогда в семьях было по 8-12), бальный зал, бильярдная, столовые, гостиные... По традиции, после званого ужина мужчины оставались за столом, а женщины выходили в специальную комнату, которая так и называлась – withdrawal room (withdrawal – уход, выход; удаление).

Все комнаты со вкусом и в соответствии с модой того времени обставлены изысканной мебелью. Ах, все эти столики для утреннего чая, столики для полуденного чая, расписанные ширмы и экраны для каминов, деревянные стулья, обитые бархатом, комоды, зеркала... Я такое видела только в фильмах о викторианской эпохе. Поражает, что каждая мелкая, сугубо утилитарная вещица выглядит как произведение искусства – банальные кувшины для умывания сделаны из тонкого фарфора и расписаны, будто парадный чайный сервиз.

Вообще, многие детали очень удивили меня. Например, специальные чашки и ложки для обладателей усов. В 19 веке многие джентльмены щеголяли усами, за которыми было принято тщательно ухаживать. А чтобы за обедом ненароком не испачкать их, пользовались специальными приборами. И в ложечке, и на краешке чашки сделано подобие полочек, на которые укладывались усы %).

Также поразительно, как много предметов мебели делали из... папье-маше! При этом они выглядят роскошно – например, изящные шахматные столики, украшенные тончайшей росписью. Отрадно, что здесь почти нет шнуров, отгораживающих мебель от посетителей – ходи по комнатам, смотри, тебе доверяют и благодарят за «правильное музейное поведение» посредством плакатиков.

Запомнилась такая деталь: в столовой висело особое выпуклое зеркало, позволяющее видеть стол целиком, не заходя в комнату. Это было сделано для служанок, которые могли оценить обстановку – не надо ли принести чего-нибудь или вытереть стол, – не отвлекая при этом гостей от беседы своим присутствием.

Экскурсию по дому для немногочисленных посетителей – меня и четверых малайцев – проводила чудесная леди лет 50, которая с явным удовольствием рассказывала о доме на прекрасном английском, очень понятном, в отличие от того, на котором тут говорят многие местные. Кстати, тетенька несколько раз за экскурсию вогнала меня в краску бурными комплиментами моему английскому %). И это при том, что я, по собственным ощущениям, говорю сейчас очень плохо! Так или иначе, но все, что рассказывала экскурсовод, было понятно и очень интересно. Пытаюсь записать сейчас по горячим следам, пока помню.

Например, еще такой момент: для представителей среднего класса в стране, оторванной от мира (а тогда эта оторванность ощущалась особенно), высшим шиком считалось иметь в доме предметы, привезенные из других стран. Сейчас мы можем показать друг другу фотографии себя-любимого на фоне слонов в Бангкоке или Эйфелевой башни, а тогда доказательством «мобильности» и, следовательно, достатка были экзотические вещицы: столик из Китая, зеркало из Франции, часы из Бельгии (роскошные напольные часы с боем, 18 век! И до сих пор идут!)... Эту же роль выполняли и традиционные для других стран охотничьи трофеи – оленьи рога, которые вешали на стену. Дело в том, что в Австралии никогда не водились рогатые животные, поэтому такой трофей на стене повышал статус хозяина дома.

К сожалению, в доме нельзя фотографировать со вспышкой, а без нее там темновато для нормальных снимков. Так что я мало что смогла запечатлеть. Это фрагмент бальной залы с шикарной, огромной хрустальной люстрой, которая была увезена из Бельгии, чтобы спасти ее от Наполеона, и роялем, под аккомпанемент которого в этой самой комнате пела Нелли Мельба – знаменитая оперная певица, взявшая себе псевдоним по названию родного города.



Камины в доме – один краше другого! При здешнем климате они были суровой необходимостью. Камины до сих пор действуют, многие из них во время нашего посещения были зажжены, и выглядело это очень уютно.

Еще один потрясший меня факт касается знаменитых ажурных балкончиков, которых так много в Австралии. Оказывается, их стали изготавливать из металла, который плавал на торговых судах в качестве... балласта. Десятки кораблей везли в Англию австралийскую шерсть, а обратно возвращались нагруженные металлом.

Не обошли мы вниманием и некоторые щекотливые стороны бытовой жизни в 19 веке. Знаменитое прозвище города – Marvellous Melbourne – тогдашние остряки трансформировали в Marvellous Smellbourne (smell – запах). Впрочем, канализационные проблемы были тогда во многих странах – в Лондоне однажды даже приостановили заседание Парламента из-за нестерпимой вони, доносившейся с Темзы. А в Como House можно увидеть разнообразные ночные горшки (разумеется, фарфоровые и в цветочек) и фантастическое приспособление в виде стульчака, вмонтированного в подобие деревянного комода с ящичками. Воистину полет инженерной мысли. В более поздние годы были построены ванные комнаты:





Одежда и обувь – часть выставки, которая сейчас проходит в Como House. Самые старые образцы относятся к 18 веку. Забавно, что до определенного времени обувь делалась на обе ноги одинаковая %).

Экскурсия длилась часа полтора, и когда мы вышли на улицу осмотреть кухни и конюшни, до закрытия оставалось всего ничего. После того, как мы распрощались с тетенькой, я успела лишь обежать часть сада, сфотографировав по ходу трогательную скульптурку, установленную тут в 2001 году.
«Моему садовому другу».



Прямо напротив главного входа в Como House на этой же улице стоит дом, который словно хочет поспорить с ним своей белизной и изяществом.



А вообще, в этом районе немало многоэтажных жилых домов, что нехарактерно для города в целом. Есть крутые, из стекла и бетона, есть попроще, почти как в России.





Не уверена, что многие осилят текст до конца, но я должна была это записать – хотя бы для того, чтобы просто не забыть все интересное, что я увидела и узнала в этом доме :)
Tags: public art, Мельбурн, австралийское, архитектура, дворцы и хижины, парки, я-горе-фотограф
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments